Авторизация

Войти с аккаунтов

Или как пользователь сайта:

Если у Вас нет аккаунта, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
konkurs3.jpg
Уже
в продаже!

Маршруты для путешествий: Норвегия

TOPBEAUTY расскажет тебе об одной из самых загадочных стран в мире – Норвегии.

Фактология

Про Ногвегию не все знают многое. Скандинавское государство, королевство. Путешественники Хейердал, Нансен и Амундсен. Писатели Ибсен и Гамсун. Композитор Григ. Художник Мунк. Саксофонист Гарбарек. Актриса Лив Ульман. Поп-певцы A-Ha, металлисты Burzum. Победитель "Евровидения" Александр Рыбак – да и тот белорус. Песня Norwegian Wood группы The Beatles. Сериал "Лиллехаммер" – про мафиози Джованни, мечтавшего попасть в славный город Олимпиады-94. Вот, пожалуй, и все. Негусто, правда? Чтобы узнать больше, TOPBEAUTY отправился на север Норвегии, в заполярный город-остров Трумсе.

Погода и цены здесь говорят о том, что Норвегия все же не самая туристическая страна. По московским меркам здесь дорого, климат – парадоксальный. В декабре метеопрогнозы не врали: было не холодно (благодаря теплому Гольфстриму), шел снег, который периодически, чтобы было не скучно, превращался в дождь и град.

Снег идет в таком количестве, что если не надеть капюшон, то в нем легко можно принести в номер отеля габаритный сугробик. Зато на улицах – асфальт с подогревом. С конца ноября до конца января длится полярная ночь, то есть светает всего на пару часов в сутки, и никакого солнца. Так что есть полноценная возможность нарушить запрет мамы – ночами шляться по улицам.

Впрочем, город все равно выглядит довольно позитивно – особенно ближе к Рождеству и Новому году. Весь Трумсе застроен небольшими домиками, многие из которых старинные, и напоминает частный поселок. Каждый хозяин украшает жилище иллюминацией, елками и прочей праздничной атрибутикой. Невероятно распространены светящиеся украшения в окнах в виде звездочек.

Жители Трумсе учатся в местном университете, занимаются наукой в разных исследовательских институтах, любят зимние виды спорта и, конечно, рыбачат. Рыба – это, пожалуй, то, ради чего сюда следует ехать, – чтобы узнать о добыче, исследованиях и даже приготовлении блюд из рыбы. Всем этим мы и занялись первым делом.

Рыбное хозяйство

Ферма по выращиванию сельди находится на довольно пустынном острове, где нет жизни, только наука: люди здесь работают, но не живут – живет только рыба. Нельзя сказать, что семга здесь веселая, но, да, эмоциональная – чего уж тут. Посмотрев на нее, можно увидеть море эмоций, в зависимости от собственного настроения. У одной рыбки вполне себе жизнерадостный вид, у другой – тоска по воле, у третьей – пустой взгляд скучающей дамы.

Здесь семгу не только выращивают, но и изучают ее. Научным исследованиям подвергают и другие виды рыб: сельдь, треску, сома. В общем-то, любая организация может обратиться в Salmar за необходимыми исследованиями отдельных разновидностей морской живности. Например, по словам сотрудников, недавно они сделали исключение для одного из клиентов и изучили тюленей.

Существующая в стенах фермы рыба сильно отличается от дикой, так сказать, образом жизни и кругозором. Выпустить в море экспериментальную рыбу ни в коем случае нельзя и чревато чуть ли не экологической катастрофой. Поэтому здесь установлена защита. Особенно это касается королевских крабов, которые в здешних местах не водятся, но сидят в водоемах НИИ для исследований. Размножение такого краба в местных водах недопустимо, поэтому на ферму завозятся исключительно крабы мужского пола.

У многих рыб весьма растерянный вид – это, пояснили нам, из-за того, что у них память всего несколько секунд. Отсюда ощущение, будто рыбка себя спрашивает: "Ой, где это я?! А, в бочке", а через несколько секунд снова: "Ой, а где это я?"

У специалистов здесь имеется всевозможное оборудование для изготовления корма, изменения света, температуры и состава воды – с помощью всего этого контролируются распорядок жизни и темп развития рыб. Так, например, для рыб легко меняются время суток и время года. Если семга, к примеру, нерестится осенью, то можно устраивать ей эту осень чаще обычного. Для наглядности нам показали сомов, у которых сейчас ночь, – мы даже шуметь у бочки перестали, – и еще семгу, у которой сейчас лето. Ну что же, у них был вид вполне готовых к отпуску рыбок.

За условиями жизни морских обитателей строго следят. Выдерживают температуру до тех пор, пока рыба начинает есть самостоятельно, после – постепенно повышают градус. Однако слишком высокая температура может привести к тому, что рыба начнет развиваться слишком быстро. То есть эволюционирует, вылезет из бочки, станет человеком-амфибией и захватит Землю. Шутка.

Рыбий пир

Следом пришло время узнать, как рыбу в Норвегии принято готовить и есть. За этим нас повели в кулинарный театр Skarven (в переводе – "баклан"), где повар Гуннар Енсен показал, что можно делать с семгой и сельдью. Енсен комментировал все этапы работы, показывал ингредиенты, а в финале давал попробовать результат.

Процесс оказался до того увлекательным, что занял порядка пяти часов. Собравшиеся горячо обсуждали, что именно Енсен добавил в соевый соус, как сделал тартар из семги и из нее же – сашими, где достать тот или иной продукт (хотя все использованные ингредиенты доступны). Особое веселье вызывала новость о том, что сельдь можно жарить, не будучи вьетнамцем в институтской общаге. Когда устроители пообещали десерт, все предположили, что он тоже будет из селедки. Однако это был крем-брюле.

Личность Гуннара Енсена, обаятельного мужчины, который к тому же так славно готовит, тоже не осталась без внимания – его спрашивали, что он стряпает дома (много рыбных блюд, в выходные – суши), готовит ли пирожные и торты (ответ отрицательный – не его тема). Пробовали узнать, знает ли он "селедку под шубой", пытаясь объяснить слово "шуба" синонимами вроде "меховое пальто".

Туристический гид

Достопримечательностей в Трумсе не то чтобы уж очень много, если, конечно, не рассматривать сам Трумсе как одну большую достопримечательность. В первую очередь Трумсейский мост, который был открыт в 1960-м и по сей день соединяет остров с материком. В путеводителях принято писать, что этот мост лидировал по количеству самоубийств – с него повадились прыгать вниз люди, впавшие в депрессию от длительного отсутствия солнечных лучей и – хочется добавить – от местных цен. Потом на мосту установили дополнительный высокий забор – пока его преодолеешь, мысли о смерти могут неоднократно отступить. Весь мост несложно пройти пешком (1060 метров) – свежий морской воздух, отличный вид. Раздражают только постоянно сигналящие велосипедисты – да, зимой жители Трумсе активно используют велики. И специальную шипованную резину.

Трумсейский мост – проект архитектора Эрлинга Викше.

Перейдя по мосту с острова на материк, сразу попадаешь к знаменитому Арктическому собору – лютеранской церкви в стиле модерн, напоминающей айсберг. Внутри – широкий витраж художника Виктора Спарре и периодически используемый орган.

Еще полчаса прогулки – и вы подле фуникулера, который поднимает всех желающих на смотровую площадку. Именно здесь холодно, ветрено, захватывает дух, появляется страх за только что сиганувших вниз лыжников, которые, впрочем, потом обнаруживаются внизу здоровыми, невредимыми, счастливыми. И собирающимися на вершину, чтобы снова сигануть вниз.

Есть в Трумсе и собор Пресвятой Девы Марии, и Музей искусства Северной Норвегии, и обсерватория, и ботанический сад, и пивоваренный завод – все самое северное. О том же рассказывают экспонаты музея Polaria, где собраны различные артефакты жизни северян. Предваряет экскурсию по музею фильм о природе края, продолжают макеты представителей арктической фауны, завершают живые тюлени, трапеза которых превращена в целое шоу: полные неуклюжие млекопитающие показывают трюки, играют в мяч, прыгают через обручи, а один даже очень органично пародирует Майкла Джексона.

Перед выходом из музея висит инсталляция художника Лоуренса Мальстафа под названием Tipping Point ("Переломный момент"): громадная прозрачная конструкция, привинченная к потолку и похожая на люстру, двигается и отсвечивает на пол две фигуры – одна обозначает размер арктических льдов в 1975 году, другая – в 2012-м. "Данная работа представляет собой экологический механизм, созданный продемонстрировать, как мало надо, чтобы вызвать дисбаланс элементов в природе", – комментирует проект лежащая тут же листовка.

Жизнь собачья

Основным впечатлением от посещения Трумсе стал Центр дикой природы Виллмаркс. Его организаторы пропагандируют культуру саамов – народности, которая составляет национальное меньшинство, всячески бережет свой язык и уклад. В Виллмарксе предлагается покататься на собачьих упряжках, понаблюдать северное сияние, а затем отведать оленины в ресторане, выстроенном в форме юрты (на самом деле палатке "лавву" – традиционном саамском жилище).

В поле располагалось несколько сотен будок. В каждой будке проживают две собаки породы хаски – как нам пояснили, поодиночке им сложно, поэтому их селят парами. Собаки угрожающе лаяли и выли, однако стоило к ним приблизиться – тянулись ласкаться и приветливо виляли хвостом. 

Инструктор сказал, что во время управления нужно стоять на полозьях сзади, слегка согнув колени, чтобы сохранять равновесие, и крепко держаться за поручни, чтобы не упасть. Металлическая скоба под ногами – это тормоз. Хочешь остановиться – давишь на нее ногой, шипы впиваются в снег и усложняют движение саней – собаки расценивают это как команду к остановке. Отпускать поручни нельзя, иначе разгоряченные собаки унесут сани вдаль. На поворотах необходимо помогать саням и собакам правильно повернуть, смещая вес тела с одной ноги на другую. В общем, через несколько минут караван упряжек отправился в путь: впереди нас ехал опытный инструктор, который все время оборачивался, чтобы убедиться, все ли у нас нормально.

Скорость, развиваемая упряжкой, может достигать 40 км/ч, поэтому чувство радости от необычного нового способа передвижения плотно соседствует со страхом. Ноги устают. Руки немеют. Впереди темнота, освещаемая лишь фонарем у тебя на голове. Невольная радость от отсутствия сотрудников ДПС на трассе. И постоянное ощущение, что собаки знают больше тебя. О Норвегии – точно.

Факты

Трумсе называют Северным Парижем – с легкой руки немца Хартунга, прибывшего сюда в 1940-м, – ему здешние места показались схожими с французской столицей. Несмотря на то что в те времена сравнение с Парижем было эталонным, а заезжего немца позже сочли излишне впечатлительным, прозвище прижилось и нередко используется в путеводителях.

По сообщениям Норвежского комитета по рыбе, в 2013 году экспорт рыбы и морепродуктов из Норвегии значительно вырос и достиг нового рекордного значения – €7,2 млрд. Это на 17% больше, чем за 2012 год. Россия является одним из крупнейших импортеров норвежской рыбы.

Норвегия – родина троллей, однако даже изучавшие русский язык местные жители не знакомы с российским сленгом. Слово "троллить" в том значении, в котором мы с недавнего времени его употребляем, им неизвестно.

У норвежцев есть своя водка аквавит – картофельная. Перед тем как попасть в бутылку, жидкость в закупоренных бочках дважды провозят через экватор – от перепадов температуры напиток приобретает особый вкус.

Тартар из норвежской семги

Ингредиенты:

200 г обрези норвежской семги (порубить)
50 г копченой норвежской семги (порубить)
½ красной луковицы (порубить)
2 ст. л. рубленого лука-резанца
2 ст. л. оливкового масла
cоль, перец

Способ приготовления

Ингредиенты перемешать и приправить солью и перцем.


Нравится
Дата публикации: 05.04.2014 06:00:00
Количество комментариев 0

Введите код с картинки

CAPTCHA
Новости партнеров

Интересное в сети