Авторизация

Войти с аккаунтов

Или как пользователь сайта:

Если у Вас нет аккаунта, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
banner968 copy.JPG
Уже
в продаже!

Интервью с Данилой Козловским

В интервью TOPBEAUTY Данила Козловский проявляет скромность, рассуждает об авторском кино и признается в любви к цитатам из произведений Пушкина.
Интервью с Данилой Козловским
Что вы на Корсике делаете?
У меня была работа в Париже, потом образовалось несколько свободных дней, и я решил отдохнуть. Выбрал Корсику, потому что это все-таки Франция, всего час в самолете — и ты уже на средиземноморском острове. Правда, кроме дождей и ветров, я пока что здесь ничего не обнаружил и ничего, кроме простуды, не приобрел. Правда, тут прекрасная природа и французское кино, так что все не так уж и плохо.
А в России вы по каким дням бываете?
(Смеется.) По нечетным. Да, так вышло, что в последние несколько месяцев я жил большей частью не дома.
Вас, наверное, пока еще рано называть международным артистом?
Рано, да и по-русски звучит это как-то не очень. Я участвовал в нескольких зарубежных проектах, работа завершилась, но фильмы пока не вышли. Вот выйдут в будущем году — тогда и появится, возможно, повод для разговора о моей интернациональности.
Приходилось ли вам уже слышать некие упреки: вот, мол, добился успеха в России и сразу уехал?
Если кто-то такие разговоры и ведет, то не со мной. Во всяком случае, мне ничего подобного слышать пока не доводилось. Работать там мне не менее интересно, чем тут, и я никогда этого своего интереса не скрывал. Никуда я не уезжал: появилась возможность попробовать силы в международных проектах — я попробовал.
Участвуя в таких проектах, я расширяю границы своих возможностей и представляю там не только себя лично, но и свою страну. Сейчас у меня есть интересные российские планы — фильмы, спектакли. Это нормально. Будем совмещать.
Интервью с Данилой Козловским Недавно актриса Екатерина Климова рассказывала в интервью, что на съемках фильма "Мы из будущего" вы читали учебник английского языка, пока вся группа отдыхала. Действительно ли вы готовились к работе за границей уже тогда и что внушало вам уверенность, что получится?
На съемках "Мы из будущего" я не готовился к работе за границей — я тогда об этом не думал, но знать язык хотел. Не помню такого, чтобы не расставался с учебником, но, если Катя говорит, значит, так все и было. (Смеется.) 
В сегодняшнем мире знать английский просто необходимо, и для работы за границей в том числе. В Штатах говорят на английском, играют на нем же, и никаких переводчиков не предусмотрено. 
Время там стоит безумных денег, и никто не позволит тратить его на перевод. 
Раньше я наивно полагал, что можно выучить роль на незнакомом языке с помощью педагогов. Это заблуждение: в таком случае ты превращаешься в робота, который не способен точно реагировать на партнера в кадре. Поэтому английский надо знать, слышать и чувствовать.
В Париже общались на английском?
Французы говорят по-английски с непростым для моего уха акцентом, не всегда поймешь. А здесь, на Корсике, вообще никто по-английски не говорит, принципиально, и, если ты все же пытаешься, на тебя сразу смотрят не самыми дружелюбными глазами. Французы в отношении своего языка те еще националисты.
Одно дело — попасть в западный проект, другое дело — удержаться в их киномире. Насколько сложным вам это представляется?
Если честно, я не знаю, что вам на это ответить, я не ставлю перед собой такую задачу — зацепиться, ухватиться, удержаться. Я ступил на эту дорогу, сделал первые шаги и понимаю одно: надо работать, и работать очень много, вкалывать. В Голливуде все пашут — от продюсера до осветителя. Это залог их успеха. На съемках "Легенды № 17" многие ахали: "Боже мой, ты тренируешься по пять часов ежедневно, какой молодец!" 
В Лондоне перед съемками я тренировался еще больше, а во время съемок работал по четырнадцать часов в сутки. И там это не героизм, а норма: все стараются изо всех сил, дорожат репутацией и работой.
Можете сравнить организацию кинопроцесса, правила, которые существуют там и в России?
По уровню организации, по отношению к делу, по трудовой этике это, к сожалению, несравнимо. Небо и земля. Вот вам для примера одна история. Утром водитель забрал меня в отеле и, как обычно, повез на площадку. По дороге я попросил его остановиться у магазина, чтобы купить конфет, потому что у одной актрисы был день рождения. 
Он проигнорировал мою просьбу, я подумал, что он меня не понял, и повторил ее еще раз. Тогда он достал из кармана мобильник со словами: "Переговорите с продакшном, пусть они дадут "добро", чтобы я остановился и отпустил вас в магазин. Потому что мы выехали в 9, к 9:30 я должен вас доставить доставить на площадку, в 9:45 у вас грим, в 10:30 вы в кадре. Если мы задержимся на 15 минут, то в кадре вы окажетесь в 10:45, а я опоздаю к другому артисту, которого должен забрать после вас". 
Актер Данила КозловскийЯ сначала даже разозлился: мол, что же это такое, я не могу попросить своего водителя остановиться у магазина? А потом остыл и понял, что это на самом деле очень правильно — так дорожить своим рабочим местом, временем всей съемочной группы и четко следовать инструкции. 
Или вот вам еще история. Ночная смена. Марк Уотерс, режиссер "Академии вампиров", говорит мне: "Ты должен оказаться у этого дерева, сейчас мы поставим метку". "Да не надо никакой метки, — отвечаю я, имея некоторый опыт работы в нашем кино. — Я запомнил место, сориентируюсь". Уотерс даже не понял, о чем это я. 
А парень, отвечавший за расстановку меток и выполнявший эту работу с каким-то невероятным усердием и артистизмом, посмотрел на меня с таким видом, будто я его хлеб отнимаю. Нам пока что до них далеко, наша индустрия недавно родилась. Когда-нибудь и у нас так будет.
Вам не кажется, что в их культуре отсутствует некая душевность?
Что вы имеете в виду?
Только у нас режиссер может напрямую позвонить актеру и сказать: "Старичок, ну чего, давай выпьем по стаканчику, роль обсудим". И в этом есть что-то душевное. А у них — один агент звонит другому агенту, выставляет ворох бумаг и условий… 
Агенты занимаются деловой стороной, и у нас тоже. Не надо думать, что только мы такие душевные, а они все бездушные. У них там тоже душевность, и, поверьте, по-своему замечательная. А мы часто путаем душевность с разгильдяйством и оправдываем своей душевностью элементарное отсутствие профессионализма. 
У нас артист запросто может явиться на площадку пьяным. Или вечером, после смены, отправиться в бар, хотя наутро у него назначена смена, важный эпизод и он не может войти в кадр опухшим. Мне сложно представить, чтобы там артист пришел на площадку с невыученным текстом, а у нас — сплошь и рядом. Поэтому я бы не бравировал такой душевностью, а искоренял ее. Она сильно вредит делу. 
Что в плане ролей может предложить вам Запад, и что — российское кино?
Вопрос интересный, спасибо. Думаю, пока что никто в Голливуде мне значительных ролей не предложит, поскольку я там все-таки еще неизвестен, меня знает лишь узкая группа людей — продюссеров, режиссеров, агентов. 
Но самое главное — меня пока не знает публика. Поэтому ролей такого уровня, которые мне сейчас предлагают в России, я в Америке, возможно, нескоро дождусь. Но надеюсь, что выход "Академии вампиров" откроет мне на Западе новые двери. "Академия" — очень хороший опыт, это главная мужская роль, положительный романтический герой из книги, ставшей культовой. 
Я не ошибаюсь: у вас же был подобный опыт у Юрия Кары в фильме "Гамлет. XXI век"?
"Дубровский" — это совершенно новый опыт, и я бы его не сравнивал с тем прежним, который стал для меня печальным. На мой взгляд, "Гамлет" не получился, в том числе и по моей вине. Лаэрт — моя художественная ошибка, и я за нее несу ответственность.
В 2005 году вышел фильм Алексея Германа-младшего Garpastum — по-настоящему авторское кино. Однако потом ваша фильмография стала все чаще пополняться зрительскими коммерческими картинами. 
Да, "Мы из будущего", действительно, вполне зрительское кино. А "Мишень" Александра Зельдовича вы не считаете по-настоящему авторским кино? Или "Весельчаки" Феликса Михайлова? Я ведь не работаю по принципу: один авторский фильм — два зрительских — потом еще один авторский. Предлагают сценарий, мне нравится история, я хочу ее делать. Только такой принцип, другого нет.  
Данила КозловскийТеоретически для вас возможна кардинальная смена имиджа? Например, внешняя: можем ли мы вместо красавца-героя обнаружить вас на экране лысым, обрюзгшим, заметно подурневшим фриком?
Дайте мне поскорей отличный сценарий про лысого фрика, и я с удовольствием в него превращусь. 
Такая встряска для любого артиста — радость. 
Когда при вас произносят фразу, что вы самый популярный и перспективный молодой актер России, у вас какие ощущения возникают?
Знаете, я сейчас впервые услышал эту фразу от вас и честно скажу: ничего не почувствовал. Работа актера — это же не спорт, здесь расстояние от верхней ступени до нижней намного меньше, чем кажется. 
Ты должен все время быть в форме, ты должен ее постоянно улучшать, и титулы, которые вы только что огласили, должны рождать только одно чувство — это чувство ответственности перед собой и профессией. Но лучше бы без этих титулов обходиться — так спокойнее жить. (Смеется.)
Вы сами-то как думаете о пришедшем успехе: "Да, я этого достоин" или "Нет, это не про меня"?
Я предпочитаю не думать об этом вообще. На свете есть гораздо более интересные темы. (Смеется.)
Обычно за успех человек чем-то расплачивается. Как думаете, чем платите вы?
Какой вопрос интересный… У меня нет на него быстрого ответа. Это и профессиональное, и человеческое счастье — заниматься любимым делом, я вдвойне счастлив, если у меня действительно что-то получается, и хотел бы, чтобы как можно дольше вопрос о расплате надо мной не нависал и "минусы" моей профессии меня не мучили. 
Давайте я назову вам какой-нибудь из возможных минусов. Вот, например: вам завидуют?
Наверное, кто-то завидует. Думаю, и вам тоже. В близких людях я ничего такого не замечаю, и это главное.
Другой вопрос: вами пользуются? Чувствуете, что люди общаются ради того, чтобы иметь доступ к вашим возможностям?
К моим возможностям? А какие у меня возможности-то?
Ну как же: вот я хочу стать артистом. Можно я перешлю вам свои фотографии, а вы, Данила, покажете их Марку Уотерсу и другим знакомым западным режиссерам? Мы же друзья…
Просят, показываю, но все чаще убеждаюсь в том, что это не работает. Никогда режиссер, выбирая артиста, не будет ориентироваться на мнение другого артиста. Разве что в очень редких случаях. Такая услуга посыльного запросто может оказаться медвежьей. 
Бывало ли у вас чувство усталости от женского внимания?
Как от этого можно устать? Этого много не бывает. Женского внимания мне категорически не хватает. Так и запишите. (Смеется.)
Ну перестаньте: куда ни придешь — вас окружают поклонницы, что-то хотят, автографы, совместные снимки, хотят оторвать кусочек вас...
Ничего страшного, кусочков еще много, не жалко. (Смеется.) На самом деле я спокойно хожу по улицам, по магазинам, в кино. 
Вы в Питере и Москве это делаете?
Конечно. Кто-то узнает, показывает пальцем, а потом говорит: "Нет, не он". А те, кто все-таки решается подойти, как правило, стараются делать это деликатно. Меня это совсем не напрягает. 
Актер Данила КозловскийКак вам кажется, к чему больше всего тянутся женщины — к внешней красоте, к успеху, к деньгам?..
Женщины — это абсолютное чудо, совершенно иррациональные и необъяснимые волшебные существа. Не надо их так классифицировать. Надеюсь, что большинство женщин обращает внимание прежде всего на человеческие качества мужчины. А если у него вдобавок есть еще и симпатичный счет в банке, то вообще замечательно. (Смеется.)
Есть люди из вашего прошлого, которые вдруг снова появились в вашей жизни благодаря возникшей популярности?
Да. Ну, то есть как появились вновь? Звонит человек: старик, привет, посмотрел фильм — спасибо! Будешь в наших краях — звони. У меня есть знакомый, который служит на Камчатке. Он говорит: "Приезжай — я тебе Камчатку покажу, на корабле покатаю, черной икрой накормлю". 
Ну и что же, когда вы на Камчатку?
Ох, было бы славно туда выбраться.
Давайте вернемся к "Дубровскому" : вы в юности Пушкина охотно читали?
Первое стихотворение, которое я в своей жизни выучил, — пушкинское "Признание":
Я вас люблю — хоть я бешусь,
Хоть это труд и стыд напрасный,
И в этой глупости несчастной
У ваших ног я признаюсь!
Мне не к лицу и не по летам…
Пора, пора мне быть умней!
…и т. д. Мне было шесть лет — мама дала мне книгу с этим стихотворением, и я сказал: "Сейчас выучу". Мы жили на "Соколе", и помню, мама в этот момент возилась со щенками — наша собака Коки родила штук десять щенят, и мама кормила их с ложечки творогом. Я сел и стал заучивать стихотворение по строчке. К концу кормления выучил. Это было мое самое легкое, в смысле запоминания, стихотворение. 
Все остальное, что я учил в своей жизни, давалось сложнее. "Признание" стало моим основным козырем при поступлении в детскую театральную студию Москвы: мне было семь лет, я вышел перед комиссией и объявил: "Пушкин. "Признание". "Я вас люблю — хоть я бешусь…" — всё, комиссия была сражена наповал. Мама специально придумала этот трюк — после такого меня просто не могли не принять. Позже мой учитель в Театральной академии, уникальный педагог по сценической речи Валерий Николаевич Галендеев, заново открыл для меня Пушкина, когда мы на втором курсе стали работать над "Евгением Онегиным".
Правда, что ваши родители не очень хотели, чтобы вы становились артистом?
Наоборот, мама сделала все, чтобы я оказался в Академии. Она занималась со мной и в итоге меня туда "поступила". Она прошла со мной весь экзаменационный марафон: целый месяц ходила со мной на вступительные туры, дежурила у дверей. И я сейчас понимаю, каких нервов ей это стоило. Весь груз волнений, который должен был упасть на меня, взвалила на себя мама. Если б не она, я бы никогда в жизни не стал артистом. 
Кадетский корпус, в котором вы шесть лет учились, — это влияние папы?
Вовсе нет, папа хотел, чтобы я продолжил его дело, — он профессор, тогда руководил школой рекламы в Москве. Но я не очень себя представлял в рекламном бизнесе. Так же получилось и с кадетским корпусом: заканчивая его, я ясно понимал, что посвятить себя военному делу не готов. 
Захотелось решительно изменить свою жизнь, и вот тогда мама впервые заговорила о профессии артиста, так как опыт, пускай детский, в любительской студии, у меня уже был.
Какие у вас отношения с братьями?
Обожаю обоих. Они уже оба отцы: у старшего, Егора, растет дочка, у младшего, Вани, — уже две.
У вас были в юности любимые актеры и певцы?
У нас был магнитофон Sony и несколько кассет — с Луи Армстронгом, Лайзой Миннелли и Лучано Паваротти. Их я без конца и слушал, поскольку других дома не было. Мне нравился хриплый голос Армстронга, но я не понимал, почему он так растягивает ноты. Слушал Миннелли и тоже не мог разобрать ни слова. 
Да, еще была кассета Филиппа Киркорова — я даже недавно рассказал об этом Филиппу, — и там была песня "Единственная моя", которая мне тоже страшно нравилась. Но в основном слушал в детстве джаз и классику, зато сейчас я музыкально всеяден, люблю и слушаю совершенно разную музыку: от той, которую причисляют к мировым шедеврам, до той, которую умные люди называют глупой.
Чьи постеры у вас висели на стенках в детской?
Ничьи не висели.
Принципиально не вешали?
Не было таких героев, которых мне хотелось бы непременно повесить на стенку, но, даже если бы они вдруг обнаружились, я бы не знал, где эти постеры взять. Вся эта культура прошла немножечко мимо меня. Я рано уехал из Москвы, поступил в Кронштадтский кадетский корпус, мне было лет десять, а там постеры при всем желании над койкой не повесишь: это же военная система, все строго.
Интервью с Данилой Козловским У вас есть сейчас типично мужские увлечения? Автомобили, спорт, пиво, в конце
концов?
Было у меня увлечение — горные лыжи и сноуборд. Но прошлой зимой я очень неудачно упал — чуть не сломал себе хребет. Если бы я себе что-нибудь повредил, то здорово подвел бы театр и съемочную группу фильма, в котором снимался. 
Тогда я понял, что профессиональный артист не имеет права на личное безумие, которое может дорого обойтись зависящим от него людям. 
Поэтому с лыжами пришлось завязать, хотя иногда тайком подумываю: а может, все же поездить, аккуратненько, на синих трассах? 
Но я себя знаю: сегодня — синяя трасса, завтра будет красная, а послезавтра и до черной доберусь. Так что лучше держаться от лыжных склонов на расстоянии. 
Ну а так — бывает, конечно, настроение попить пива с друзьями. Недавно был в Ирландии, приятель-ирландец пригласил, показывал мне страну, и я четыре дня пил легендарный Guinness. Иногда хочется просто сесть в машину и поехать куда-нибудь, неважно куда — особенно после спектакля, вечером, когда питерские улицы и набережные пусты. Полчаса в дороге, и ты развеялся. 
Получив долю популярности, а вместе с тем и финансовых возможностей, смогли ли вы за последнее время приобрести что-то, о чем раньше мечтали, но позволить себе не могли?
(Смеется.) Ну, человек отвратительно устроен: всегда недоволен тем, что у него есть. Грубо говоря, пять лет назад я не мог себе представить, что, воспользовавшись выходными и месторасположением, смогу на несколько дней махнуть на Корсику. И вот сижу на этой Корсике, здесь дурная погода, дожди, к тому же я простыл, несколько дней провалялся с температурой. Жалуюсь вам, да? Но с довольной мордой. (Смеется.) 
Это же потрясающе — оказаться на Корсике, даже в такую погоду и с простудой. К сожалению, очень редко позволяешь себе быть счастливым именно тогда, когда действительно можешь себе это позволить. Все время появляются новые мечты, желания, которые не так легко реализовать, а когда получается — тут же появятся новые. Ну, вы и сами в курсе. 
У меня к вам последний вопрос: вот ваш Дубровский признается Маше в любви в разгар банкета, "Признание" Пушкина — особенное для вас стихотворение. Хочется спросить: как вы представляете себе идеальную ситуацию, при которой можно признаться девушке в любви? Делали бы вы это неожиданно и оригинально или предпочли бы оставаться старомодным?
Я бы тут не моделировал. В наше время, когда о своих чувствах запросто сообщают при помощи SMS, даже признание за столиком в ресторане может показаться не таким уж банальным. И потом, довольно странно перебирать в голове варианты: как бы мне поизящнее признаться в своих чувствах? Это же не так происходит. 
Вы сидите вдвоем, да хоть в машине, и ты вдруг понимаешь, что хочешь произнести важные слова, — и произносишь их, и в тот момент это будет твоим лучшим признанием. 
Нравится
Дата публикации: 02.06.2014 10:05:41
Количество комментариев 0

Введите код с картинки

CAPTCHA
Новости партнеров

Интересное в сети